Сразу хотел бы оговориться: по тексту я кое-где не ставил примечания, а сразу вставлял слова или что-то менял (разумеется, все выделено). Это исключительно мое


страница1/14
ist.na5bal.ru > Документы > Документы
  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   14
Сразу хотел бы оговориться: по тексту я кое-где не ставил примечания, а сразу вставлял слова или что-то менял (разумеется, все выделено). Это исключительно мое видение предмета, принимать его во внимание или нет – Ваш выбор 

Подобно большинству цивилизованных людей, я всем сердцем ненавидела понедельники. Этот был особенно гадким – с самого утра. Как это часто со мной случается, я не слышала будильника и проснулась, когда уже не было времени ни глотнуть кофе, ни привести себя в достойный вид. Пришлось спешно умываться, натягивать первое, что подвернулось под руку, и бежать. Несмотря на поздний подъем, я не выспалась и выглядела чудовищно: лицо отекло так, что зеркало в прихожей не могло вместить его отражение. Дверной замок заедал, и я, второпях пытаясь его побороть, оцарапала руку. Спускаясь по лестнице, споткнулась и подвернула ногу. Солнечные очки были призваны уберечь психику особо впечатлительных прохожих от моей убийственной «красоты». Хотя в дождливую погоду подобный аксессуар, мягко говоря, неуместен. Уместен был бы зонт, но его я как раз таки забыла, и вымокла до нитки еще по пути к железнодорожной платформе. Ехать пришлось стоя до самой Москвы: в электричке, как обычно, было полно джентльменов и ни одного свободного места. В метро удалось присесть, но со мной дважды пытались познакомиться какие-то тусклые типы, окончательно убив мою самооценку. На кого я должна быть похожа, если они вообразили, что у меня вообще может возникнуть желание с ними пообщаться?
До своего рабочего места я дохромала в самом мрачном расположении духа, и пребывала в этом состоянии уже шесть часов. Несмотря на проливной дождь за окном, в тесном помещении, не оснащенном кондиционером, было невыносимо душно. Борясь с сонливостью, я пыталась написать очередную статью для сайта своего турагентства. Голова была тяжелая и туманная. Муза, видимо, отдыхала в каком-то более прохладном месте, и работа двигалась медленно и со скрипом. Ключевые фразы не желали органично вписываться в текст, да и сама статейка выходила на редкость нудная и неказистая. После каждой пары строк я с отвращением отворачивалась от монитора, и взгляд мой блуждал по крошечному офису.
Кабинетик, в который было вложено столько труда, мог быть очень мил, если бы не теснота, с которой ничего нельзя было поделать. У одностворчатого окна, задрапированного атласными шторами сливочного и шоколадного цвета – два компактных креслица для посетителей и маленький круглый столик – предмет моей гордости. Я несколько дней собирала пожелтевшие фотографии старинных улочек и искусственно состаренные географические карты для его оформления. Когда коллаж из этого добра был приклеен к стеклянной столешнице с тыльной стороны – получилось красиво и стильно, как мне казалось. Бежевые стены я украсила репродукциями картин Шпицвега, Айвазовского и Коро, видами европейских городов, снимками раскопок в Южной Америке и обработанными на компьютере иллюстрациями из приключенческих книг. Стремясь создать атмосферу романтики дальних странствий, я не хотела вешать набивших оскомину плакатов с пальмами и девицами в бикини. С романтикой, пожалуй, был даже некоторый перебор: обстановка больше побуждала перечитать Ж.Верна, чем приобрести путевку. Мой рабочий стол стоял слева от двери, напротив окна. Второе – свободное – рабочее место располагалось напротив входа, а на стене позади него красовалась большая карта мира в чайных тонах. По углам были втиснуты узкий стеллаж для документов и две тумбочки, на одной из которых стоял принтер-сканер-копир, а на другой – кофеварка. Два простых дешевых стула постоянно куда-то переставлялись, кочевали от стола к стене и обратно, но везде были не к месту. Возле самой двери, справа, пришлось установить кулер с водой, хотя он совершенно не гармонировал с окружающей обстановкой ни цветом, ни формой. Свободного от мебели пространства осталось ровно столько, чтобы можно было беспрепятственно войти в дверь, которая открывалась вовнутрь, и притворить ее за собой.
Свою небольшую фирму я открыла всего три месяца назад. Все сбережения были потрачены на оформление бумаг, сайт, ремонт, вывеску, мебель и необходимую оргтехнику. На рекламу, которая, как известно, двигатель торговли, денег не хватило. Без двигателя она и не двигалась, так что больше двух клиентов в неделю у меня еще не бывало. Выручки едва хватало на аренду и зарплату приходящему бухгалтеру, а бумагу и прочие необходимые в работе мелочи приходилось покупать на зарплату мужа и скромные гонорары за копирайт, которым я занималась по ночам, отчего хронически не высыпалась.
Нельзя сказать, что целыми днями я сидела в своем офисе в полном одиночестве -– посетители периодически заходили. К сожалению, большинство из них стремилось не купить тур, а, наоборот, что-нибудь продать. Тоскливый понедельник не стал исключением из этого правила: мне предлагали билеты в театр, «фирменные» футболки, ворованную косметику, поддельные духи, складные зонтики, искусственные цветы, чай для похудания и бульварные романчики в мягком переплете. Из всего предложенного мне мог понадобиться только зонт, но вспомнила я об этом только после того, как привычно абсолютно на автомате выпроводила продавца. Каждый раз я встречала входящего искренней улыбкой: когда близится день арендной платы, любой, даже самый потенциальный клиент радует необычайно. Но едва становилось ясно, кто явился, и с какой целью – выражение радушия стекало с моего лица, как макияж под душем.
Когда дверь отворилась в очередной раз, я уже ни на что не надеялась и улыбаться поленилась. Взгляд, вяло оторванный от монитора, уткнулся в двух баскетбольного роста – больше двух метров – молодых людей в шортах и спортивных майках. Челюсть сама собой отвисла, и я с трудом удержалась от того, чтобы вернуть ее на место при помощи рук: в жизни не встречала более высоких и привлекательных мужчин. Один из них особенно потряс мое воображение: широкие плечи, гордая осанка; рельефная, но не слишком объемная мускулатура, как у гимнаста; благородное лицо, обрамленное длинными темно-русыми волосами. Он был похож на рыцаря или молодого короля из героической сказки -– хоть картины с него пиши. Или статуи ваяй. Красавец стоял неподвижно и смотрел на меня удивленно-недоверчивым взглядом, будто встретил старого знакомого в неожиданном месте, и не мог поверить своим глазам. Я некстати вспомнила, что одета сегодня как попало и выгляжу ужасно. Слава богу, хоть отеки сошли. Второй мужчина был не так хорош, но тоже ничего: широкое скуластое лицо с квадратным подбородком, черные волосы, зализанные в конский хвост, и фигура бодибилдера. Такое мощное тело часто соседствует со слабым интеллектом. Но взгляд бледно-голубых глаз мужчины не наводил на мысль о его глупости.
- Здравствуйте, - наконец, я обрела дар речи. - Присаживайтесь, пожалуйста.
Красавец вздрогнул, выходя из ступора.
- Добрый день, - ответил он приятным баритоном, присаживаясь на стул перед моим столом и не прекращая внимательно всматриваться в мое лицо.
Его друг удивленно глянул на товарища, но ничего не сказал и угрюмо втиснулся в одно из кресел у окна. В беседе участвовать он, похоже, не собирался и был чем-то недоволен.
- Я правильно понимаю, чем дороже тур я куплю, тем для вас лучше? – продолжал тем временем красавец. Что он ожидал услышать в ответ?
- Разумеется, - честно сказала я, - чем дороже тур, тем выше комиссия агентства, - когда правда очевидна, нет смысла обманывать. -– Но, прежде всего, мы заинтересованы в том, чтобы турист был доволен, стал нашим постоянным клиентом и рекомендовал нашу фирму знакомым, - старалась я сгладить излишне откровенный ответ. – Это гораздо выгоднее, чем продать одну, даже дорогую, путевку. - «Мы» - это, на самом деле, одна я, но зачем ему об этом знать?
- В таком случае, подберите нам что-нибудь как можно дороже.
От такой оригинальной просьбы я слегка растерялась и ляпнула первое, что пришло в голову:
- Есть круиз на Северный Полюс по 35 тысяч долларов с человека… - как раз сегодня я получала рассылку от туроператора, занимающегося исследовательскими круизами для богатых и безрассудных, и обратила внимание на цену за такое непривлекательное, на мой взгляд, путешествие.
У странного клиента было иное мнение на этот счет.
- Отлично. Нам подходит, - мы с гигантом, сидящим в кресле, удивленно воззрились на красавца, но он и бровью не повел. - Что нужно для оформления тура на двоих? – и ведь даже не спросил, что за круиз и когда он состоится. Неужели он всерьез хочет купить эту путевку? Я чуть не крикнула в голос: «Но так же туры не покупают!» Нормальные люди сначала долго и нудно расспрашивают, чем их будут кормить, что показывать, успеют ли они вернуться до окончания отпуска, сколько на борту ресторанов, какова площадь каюты, есть ли в ней мини-бар и джакузи…
Отвечая на вопрос, я постаралась ничем не выдать удивления. У богатых свои причуды. Может, у него хобби такое – выбирать место отдыха наудачу за непомерную сумму. Все необходимое у клиента было при себе, и меня вежливо попросили забронировать «этот любопытный тур». Свободные каюты еще были -– самые дорогие, к слову. Еще следовало отдельно приобрести авиабилеты до места отправления ледокола и оформить визы. Я быстро сложила на калькуляторе несколько чисел, умножила на курс. Не поверила своим глазам. Пересчитала еще дважды. Общая сумма составила почти два с половиной миллиона рублей. Красавца, однако, цифра отнюдь не впечатлила. Он бросил многозначительный взгляд на своего молчаливого товарища, тот молча встал и вышел за дверь. Через минуту он вернулся с кожаным портфельчиком, из которого стал деловито выкладывать новенькие пятитысячные купюры в банковской упаковке.
Мне стало дурно: вся фирма, вместе с вывеской и моим обожаемым сайтом, стоила в десять раз меньше. Ну, может, в восемь. Если что-нибудь случится… С момента открытия агентства я не продала ни одной путевки дороже четырех тысяч у.е. И вдруг – такие деньжищи, а у меня даже сейфа еще нет. И как я на метро поеду с такой суммой? Надо же как-то отвезти выручку в банк… Или на такси разориться… Тоже страшно: мало ли какой водитель попадется.
- Я вас пугаю? – Глубокие серые глаза внимательно ощупывали мое лицо, отчего я почувствовала себя очень неуютно. С чего бы такой вопрос? И вообще – сколько можно на меня пялиться?!
- Ну что вы, - неубедительно промямлила я. - Просто у нас, как раз сегодня, сломалась машинка для счета денег…
Надо ж было такое изречь! Никакой машинки вообще отродясь не было, и отговорка какая-то нелепая… Но что уж теперь делать, слово не воробей. Он как-то досадливо-надменно поджал губы, сомневаясь то ли в моей искренности, то ли в надежности агентства с такой ненадежной техникой. Потом величественно кивнул своему другу – или подчиненному? – и тот снова вышел из кабинета. На этот раз он отсутствовал минут пятнадцать.
Деньги лежали на моем столе и пахли – судя по всему, неприятностями. Мне не давало покоя ощущение смутного беспокойства – труднообъяснимого, но неотвязного. Я сосредоточенно пыталась понять, что происходит и в чем подвох, нервно теребя на пальце колечко с крошечными бриллиантиками.
- Изящная вещица, - заметил клиент, указывая подбородком на мое украшение. – Подарок?
- Да, от мамы, - зачем-то соврала я.
Встречаться взглядом с красавцем было неловко, и я принялась бестолково открывать и сворачивать окна операционной системы, уставившись в монитор. Когда второй молодой человек, наконец, вернулся, я испытала такое облегчение, что даже не удивилась поставленному передо мной аппарату для счета и проверки купюр.
Денег оказалось на двадцать тысяч больше, чем требовалось. Сдачу новоявленные туристы не взяли, сказав, что это мне «за беспокойство». Слишком активно возражать было глупо, и, после неубедительной попытки отказаться от чаевых, я без всякого стеснения отложила четыре бумажки в свой кошелек и попросила у клиентов документы. Открыв паспорта туристов, я приподняла правую бровь:
- Иван Иванов? – имя, почему-то, меня удивило.
- Именно так там написано, - с достоинством ответил красавец, и я вспомнила, что Иван – царское имя. Все же, какой мужчина! И манера держаться такая… аристократическая, что ли.
- И Евгений Девонин, - прочитала я. «Бодибилдер», вернувшийся на прежнее место у окна, угрюмо кивнул и отвернулся. - Очень приятно. Меня зовут Екатерина, - представиться, конечно, следовало в самом начале разговора, но лучше уж поздно, чем никогда.

Возвращаясь домой, я думала о странных клиентах. Тур был благополучно забронирован, деньги – еще пять раз перепроверены и сданы в банк. Я все-таки повезла их на метро, судорожно прижимая сумку к груди, чем наверняка привлекала внимание всех окрестных преступных элементов. Но все обошлось. Я даже успела рассчитаться с туроператором, так что рабочие вопросы меня мало волновали. А молодые люди все не шли из головы. Интуиция меня редко подводит, но я так и не научилась полностью на нее полагаться: всегда стараюсь проверить свои ощущения при помощи логики, и никогда не нахожу им подтверждения. А потом жалею, что не прислушалась к внутреннему голосу. Сейчас этот голос просто вопил, что эти Иваны-Евгении чем-то для меня опасны. В голову, почему-то, приходили мысли о шпионах и мафии с поддельными документами и кровавыми деньгами. Хотя на кой черт таким людям мог понадобиться круиз на Северный полюс, совершенно непонятно. И с какой стати шпионам выглядеть так приметно – тоже. Привычно отгородившись от шума подземки при помощи наушников mp3-плеера, я принялась анализировать свои страхи.
Список воспроизведения представлял собой беспорядочную смесь из классики и в меру тяжелого рока (хотя не все разделяют мое чувство меры в этом вопросе). Мысли меняли свою окраску вместе со сменой музыкальной композиции. Итак, что мы имеем. Во-первых, очень высокий рост, да еще у обоих. А они, судя по всему, не родственники. Ну и что? А ничего. В баскетбольных командах целая толпа здоровенных парней за мячом носится, и никого это не удивляет. Я вышла из вагона и стала продвигаться в потоке людей. Протиснувшись, наконец, к эскалатору, продолжила размышления. Почему Иван решил купить этот круиз? Сначала спросил, выгодно ли это мне... Какая ему разница? Приятно было бы предположить, что он воспылал ко мне неистовой страстью и готов ехать хоть на край света, лишь бы сделать мне приятно. Но я, хоть и блондинка, но все же не слабоумная, и в подобное поверить не могу.
Поднявшись наверх, я вывалилась из метро и потопала к Белорусскому вокзалу. Еще полтора часа – и я дома. Толпа несла меня в нужном направлении, так что я не сопротивлялась течению, дрейфуя, как айсберг. Вынырнув из людского потока, я подошла к табло и поняла, что опоздала на свою электричку. Следующая -– только через сорок минут. Ну не мой сегодня день! Хотя, если в каждый «не мой» день зарабатывать по двести пятьдесят тысяч… Пожалуй, грех жаловаться. Порывшись в сумке, я нашла пачку дамских сигарет и закурила в сторонке. Сколько раз собиралась бросить, да сила воли подводит. На чем я остановилась? Ну да. Может, это такая экзотическая благотворительность? Он ничего, ну то есть совсем ничего не спросил о своей поездке, точнее, плавании. Его не интересовало ни судно, ни время отправления, ни каюта, ни программа тура, ни его продолжительность – абсолютно ничего, кроме бешеной цены. Это выше моего понимания. И у него с собой были огромные деньги. Даже если для кого-то пара миллионов не такая уж большая сумма, это вовсе не значит, что при себе нужно носить столько капусты. Есть ведь банковские счета и пластиковые карты. А с другой стороны, откуда мне знать привычки миллионеров? Может, у них так принято – иметь портативный банк в машине. А что, миллиарды в банке, а парочка миллионов наличных – на карманные расходы… Ага, и машинка для счета купюр в бардачке, что б с чаевыми не ошибиться.
Выкурив еще одну сигарету, я по телефону сообщила супругу, когда меня встречать, и отправилась на платформу. Мазнула карточкой по кружку на турникете, прошла, с трудом толкая трехрогую вертушку, не без усилий преодолела лестничный переход. Все-таки курить надо бросать. Электричку уже подали, так что я сразу вошла в вагон и примостилась у окна. Спать хотелось неимоверно, но, если я отключусь – обязательно пропущу свою остановку: проверено горьким опытом. Сделав музыку громче, я еще раз обдумала случившееся в течение дня и пришла к окончательному выводу, что туристы мне ничем не угрожают, а внутренний голос, увы, меня подвел. Стараясь выкинуть из головы нелепые подозрения, я достала из сумочки потрепанный томик Пастернака и забыла обо всем на свете.
  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   14

Поделиться в соцсетях



Похожие:

Сразу хотел бы оговориться: по тексту я кое-где не ставил примечания, а сразу вставлял слова или что-то менял (разумеется, все выделено). Это исключительно мое iconСразу хотел бы оговориться: по тексту я кое-где не ставил примечания,...
Сразу хотел бы оговориться: по тексту я кое-где не ставил примечания, а сразу вставлял слова или что-то менял (разумеется, все выделено)....

Сразу хотел бы оговориться: по тексту я кое-где не ставил примечания, а сразу вставлял слова или что-то менял (разумеется, все выделено). Это исключительно мое iconСразу хотел бы оговориться: по тексту я кое-где не ставил примечания,...
Сразу хотел бы оговориться: по тексту я кое-где не ставил примечания, а сразу вставлял слова или что-то менял (разумеется, все выделено)....

Сразу хотел бы оговориться: по тексту я кое-где не ставил примечания, а сразу вставлял слова или что-то менял (разумеется, все выделено). Это исключительно мое iconСогласен, только не «кнп», а, скажем, «Радиоперехват»! Часть 1
Как-то так всё тихо очень – они ведь обычно сразу начинают, чуть что, вопить по поводу и без. Поэтому можно вполне обосновано предположить,...

Сразу хотел бы оговориться: по тексту я кое-где не ставил примечания, а сразу вставлял слова или что-то менял (разумеется, все выделено). Это исключительно мое iconПрограмма кружка «литературное краеведение» я гражданин Нижнего Новгорода,...
И если тебе вдруг покажется, что человек злой или делает плохо, ты сразу же не сердись на него, не обвиняй его. Это значит просто,...

Сразу хотел бы оговориться: по тексту я кое-где не ставил примечания, а сразу вставлял слова или что-то менял (разумеется, все выделено). Это исключительно мое iconЗадача №1
Он был обижен тем, что она ему не сказала спасибо. Сестра остановилась и строго посмотрела на брата. Она сказала ему, что быть честным...

Сразу хотел бы оговориться: по тексту я кое-где не ставил примечания, а сразу вставлял слова или что-то менял (разумеется, все выделено). Это исключительно мое icon«В самом Лицее воспитываются Отечеству недоброжелатели… Из воспитанников...
Жизнь сразу разбросала соучеников. Расставаясь, друзья решили каждый год собираться и праздновать день открытия Лицея. В торжественном...

Сразу хотел бы оговориться: по тексту я кое-где не ставил примечания, а сразу вставлял слова или что-то менял (разумеется, все выделено). Это исключительно мое icon1 Вселенная, мир, созидание, творение
Некоторые языки могут не иметь отдельного слова для обозначения вселенной и могут использовать такую фразу, как 'дождь, почва и небесные...

Сразу хотел бы оговориться: по тексту я кое-где не ставил примечания, а сразу вставлял слова или что-то менял (разумеется, все выделено). Это исключительно мое iconВесь день шёл дождь, а приметы пугали, что к вечеру разыграется шторм....
Только это ненадолго – скоро высокий Кульдне-холм, который так удобно прячет гавань и город за своими широкими боками от идущих с...

Сразу хотел бы оговориться: по тексту я кое-где не ставил примечания, а сразу вставлял слова или что-то менял (разумеется, все выделено). Это исключительно мое iconИли откуда берутся достижения
Как и две предыдущие («Озарение» и «Переломный момент»), она сразу вошла в список бестселлеров. Ажиотаж публики объясним: на этот...

Сразу хотел бы оговориться: по тексту я кое-где не ставил примечания, а сразу вставлял слова или что-то менял (разумеется, все выделено). Это исключительно мое iconAnnotation
Ергунове“, я понять не могу – ибо хотел только представить незаметность перехода из действительности в сон, что всякий на себе испытал;...


История




При копировании материала укажите ссылку © 2000-2017
контакты
ist.na5bal.ru
..На главную